«Жизнь одного человека – трагедия, жизнь миллионов – статистика»

by • 17.08.2018 • ТЕАТР / theaterComments (0)

Проект Глеба Назаренко «Человек сцены» представляет уникальный обзор на спектакль «Ленинград 42/59»

По мотивам пьесы «Мой бедный Марат», которую Алексей Арбузов закончил в 1964 году, было поставлено огромное количество спектаклей. За один только 1965 год более чем в 50-ти театрах страны состоялись премьеры. В последующие несколько лет, спектакли гремели и по Европе. По сей день, мы видим разные режиссерские вариации пьесы.

Это история о жизни трех людей — Лики, Марата и Леонидика, которые, по воле судьбы, распрощались с детством в блокадном Ленинграде. Каждый режиссер вкладывал свой посыл в постановку. Кто-то хотел отразить весь ужас и боль того ужасного времени. Иной же воспевал силу и волю советского народа и целого поколения. Третий размышлял о смысле жизни и ее ценности.

Режисер

«Смерть одного человека – трагедия, смерть миллионов – статистика», именно этой фразой очень часто описывают потерю человека, соотнося ее с большими страшными событиями. Но постановка режиссера Дмитрия Бикбаева «Ленинград 42/59» по пьесе «Мой бедный Марат» заставляет нас взглянуть по-другому на это высказывание и изменить его на «Жизнь одного человека – трагедия, жизнь миллионов – статистика».

Но, давайте, по порядку, ведь, как говорится, театр начинается с вешалки.

Место

Культурный центр им. Астахова, где прошла премьера спектакля, насколько мне известно, ранее не использовался как театральный помост для больших постановок. И, возможно, не был рассчитан на такое количество посетителей. Свободных билетов не осталось. Несмотря на это, гостей премьеры встречал фуршет с шампанским и живая музыка в стилизованной зоне, свет и декорации которой погружали в атмосферу грядущего действа. Задержки начала спектакля практически не было, и, более того, перед тем как впустить зрителей в зал, режиссер и администрация культурного центра лично поприветствовали всех гостей своей речью. Правила хорошего тона. За это им отдельная хвала. Двери распахнулись, и зрители поторопились занимать свои места в зале.

Сцена

На сцене комод, разрушенная стена, кровать и буржуйка. Это все, что будет создавать атмосферу блокадного Ленинграда в течение следующих двух часов. И, как оказалось, этого было достаточно. И, конечно, действующие лица – Лика, Марат и Леонидик уже находились в каком-то своем состоянии и всецело заполняли картину. Вот только бегающие вокруг них дети вызывали недоумение. И только, когда начало спектакля было положено, все встало на свои места. Режиссер постановки Дмитрий Бикбаев воплотил на сцене живую проекцию между действующими лицами и их детским, беззаботным образом, который у них отняла война. Походу пьесы зритель видит, с какими нечеловеческими трудностями справляются герои, но не забывает, что они всего лишь дети. Дети войны.

Еще одно интересное решение режиссера – это комментарии между сценами. Сами действующие лица, перевоплощаясь прямо на глазах, переносят нас за собой, в другое время, в другую реальность. Лично меня, такой подход всецело погружал в атмосферу и создавал неразрывную картину.

Звук, свет, художники

Художники по костюмам и реквизиту, в рамках режиссерской версии спектакля, проделали хорошую работу. По виду герои не выбивались и не резали глаз. Достоверность образов тем временам была относительная, но так как весь спектакль имел свое новое современное прочтение, то в целом выглядело правдиво. Все декорации были мобильными, и задействовать их не только в создании атмосферы, но еще и во многих сценах безумства, в которое периодически впадали действующие лица, было отличным решением. В моменты особого эмоционального напряжения вся сцена приходила в движение, и действительно казалось, что этот «авиаудар» мы уже не переживем. Но все стихало и «жизнь» продолжалась.

Отдельный комплемент хочется выразить за работу по свету и звуку. На протяжении спектакля, несмотря на небольшое количество реквизита, световые акценты полностью меняли атмосферу под соответствующую сцену. А живое музыкальное сопровождение завершало композицию и заставляло испытывать всю палитру чувств вместе с героями пьесы: холод и ужас, тепло и радость, счастье и горе. Главная цель – погрузить зрителя в атмосферу происходящего, была достигнута.

Актеры

И, конечно же, актеры. Лика, Марат и Леонидик, это три абсолютно разных характера, три абсолютно разных судьбы. А обстоятельства, в которых они оказались, еще больше ломает их нрав. В наши светлые дни, как бы мы не пытались представить ужас того страшного времени, нам, к счастью, никогда не понять, что пережили заложники блокады. От того, задача актера, который берется за такую роль, становится еще сложнее, а главное, гораздо ответственнее. Если наврешь – наврешь целому поколению.

Не наврали. Браво. Зал аплодировал стоя.

Послевкусие

«Жизнь одного человека – трагедия, жизнь миллионов – статистика».

Пьеса «Мой бедный Марат» в постановке Дмитрия Бикбаева «Ленинград 42/59», пробрала мое сознание не столько выстроенной атмосферой блокадного Ленинграда и историческими отсылками о количестве умерших людей в те годы, сколько жутким сумасшествием в головах действующих персонажей. Эта история не о трудностях, не о войне и даже не о смерти. Эта история о жизни!

Даже оказавшись в нечеловеческих условиях, люди встретили и полюбили друг друга. Среди всех лишений тяжелого времени, их жизнь была наполнена ЖИЗНЬЮ, как бы это не звучало. Но природа человека разрушительна даже по отношению к самому себе. И каждый из героев пьесы внес свой вклад в то, чтобы их жизнь стала невыносимо тяжелой, даже после окончания той страшной войны.

Гордость Марата. Упрямство и желание быть лучшим во всем, все это оказалось лишь панцирем его страха. Страха показаться слабым. Ему всегда приходится доказывать свою силу, а если нет подходящей ситуации, то он выдумывает геройскую историю, дабы в очередной раз укрепить свои героические позиции. И дело даже не в том, что обернись эта история правдой, он бы спасовал и струсил, нет, он бы сделал то же самое, что и в своих выдумках. Просто мало геройства в том, что ты упал на колючую проволоку и поранился. Он создавал свою реальность, в которой однажды поймал немецкого парашютиста. Вот только любая ложь рано или поздно раскрывается. И он ушел. Ушел туда, где правда настолько страшна, что выдумывать больше ничего и не нужно. Ушел на фронт и стал Героем Советского Союза. Доказал и себе и другим, что он способен на большие подвиги. Но обрел ли в этом счастье? Нет. Потому что оставил свое счастье много лет назад в полуразрушенном доме блокадного Ленинграда. Так и не сказав Лике о своей любви. Струсил.

Сила Лики. Слабость, в военное время, равносильна смерти. И даже маленькая девочка обязана была быть сильной. Но ее сила не только помогла ей выжить в непростое время, но и разрушила эту же жизнь после войны. Именно из-за ее сильного характера в противовес желанию Марата казаться сильнее, они постоянно вступали в перепалки и ссоры, не желая признавать собственную неправоту. И даже, когда Марат вернулся с фронта, со звездочкой Героя Советского Союза, и начал саркастично бравировать этим. Если бы она спокойно пропустила все его попытки произвести впечатление и просто, нежно обняла его, прижавшись к груди… то он бы, чувствуя в ней не силу, а нежность, тут же успокоил свой пыл, а она бы почувствовала себя хрупким созданием в руках настоящего мужчины. И, возможно, трагедия их жизни на этом бы и закончилась. Но, увы, «война» продолжилась.  

Эгоизм Леонидика. Волею случая, но не случайно, он появился в жизни Марата и Лики. И, по развитию пьесы, даже может показаться, что Леонидик занял роль этакого антагониста. Он все чаще становится причиной ссор героев. Определенным паразитирующим образом переводит на себя внимание Лики, как раз потребляя ее внутреннюю силу в угоду своей собственной слабости. То есть вызывает природный материнский инстинкт. Изначально не осознавая, а впоследствии и совершенно осознанно провоцирует Марата на импульсивные поступки. Он всегда говорит, то, что думает, хотя порой лучше бы помолчал. Но в силу своей очень гибкой натуры, все равно становится неотъемлемой частью жизни обоих вышеупомянутых. И тот и другой полюбил его как родного человека. И вновь возникает вопрос – так является ли Леонидик антигероем пьесы? Ответ – нет. И скажу вам больше, он является совокупностью качеств, которые Марат и Лика хотели видеть друг в друге, но не могли.

Только представьте, если бы Марат мог так же легко, как Леонидик, высказывать свои эмоции и чувства, тогда Лика бы легко могла понять, что сейчас у него на душе и больше не переживать, что он снова выдумал какую-то небылицу.

Только представьте, если бы Лика могла так же умело, как Леонидик, принимать заботу и ласку, то Марату бы не пришлось постоянно испытывать страх откровения.

Леонидик не был третьим, и не был лишним. Он был одной частью двух людей, что связывала их сквозь годы. Чтобы в конце все-таки соединить судьбы и уйти самому.

Но об этом нам расскажет только финал пьесы «Мой бедный Марат». В данной же постановке нас ждал иной финал.

Финал

Режиссер спектакля «Ленинград 42/59» Дмитрий Бикбаев проделал огромную работу по адаптации пьесы под современные реалии, как технические, так и социальные. Через выразительные сцены эмоциональных безумств героев, показал всю боль жизни вне согласия с собой. Показал, как человек, даже пройдя через сущий ад и сумевший выжить, может так легко, под мирным небом, превратить свою жизнь в настоящую трагедию. И в финале, сохранив небольшую недосказанность в сюжете пьесы, Дмитрий Бикбаев оставляет лишь одну мысль:

Пока мы живы, можно все исправить,
Все осознать, раскаяться, простить.
Врагам не мстить, любимым не лукавить,
Друзей, что оттолкнули, возвратить.

Пока мы живы, можно оглянуться,
Увидеть путь, с которого сошли.
От страшных снов очнувшись, оттолкнуться
От пропасти, к которой подошли.

Пока мы живы… Многие ль сумели
Остановить любимых, что ушли?
Мы их простить при жизни не успели,
И попросить прощенья не смогли… (Эдуард Асадов)

Rating: 5.0/5. From 1 vote.
Please wait...

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ / Related Posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.