Top.Mail.Ru
8.4 C
Москва
20.04.2024
MOSKONEWS.COM Международный музыкально-развлекательный портал
ПЕРСОНА / person

Vera Pisareva — биография, семья, творчество, планы

Vera Pisareva 02

Vera Pisareva – российская соул-певица, выпускающая песни на английском языке. Через музыку она говорит о любви, жизненных переживаниях и даже о ментальных расстройствах. Из-за аристократичных черт лица Веру часто сравнивают с Adele. В эксклюзивном интервью для Moskonews поговорили о биографии, творчестве и планах.

Vera Pisareva

Привет, Вера! Расскажи немного о себе. Откуда ты? Как пришла в музыку?

Vera Pisareva: Привет! Я из маленького города Саров Нижегородской области, но уже давно живу в Москве. Начиналось все, как у всех: родители где-то в мои 3 года заметили, что я люблю петь, и отдали меня в вокальную студию «Планета Детства» под руководством Софьи Ивановны Ванеевой. Там я прозанималась эстрадным вокалом до старших классов и поняла, что если хочешь хорошо петь, то надо много работать. И работы было правда много: помимо занятий в классе мы с ребятами принимали участие в городских мероприятиях. Я, кстати, очень любила ездить на конкурсы, потому что мама шила мне костюмы для выступлений, и вообще вся эта гастрольная романтика меня тогда очень сильно привлекала.

Я закончила музыкальную школу по классу фортепиано. В этой области у меня не было особого таланта, если честно, зато были большие амбиции. Ко времени, когда стало можно ездить на конкурсы по фортепиано, я уже знала, что это такое, и с радостью в это включилась. Поэтому для весьма скромно одаренного человека достигла, как мне кажется, неплохих результатов, даже выступала с одной из прелюдий Рахманинова на одной сцене с очень хорошей пианисткой.

Помню, я пробовала сочинять свои произведения, много подбирала популярных в то время песен, но сочинять музыку серьезно я даже в голову не взяла. Зато я писала стихи. Не гениальные, но на стандартные темы: неразделенная подростковая любовь, как в Москву съездила и увидела ночную оживленную трассу, все в таком духе.

Но родители, видимо, испугались, что я стану музыкантом и не смогу заработать себе на хлеб, поэтому я стала готовиться к поступлению на биофак МГУ и в 2013 году поступила. Честно говоря, мне было довольно трудно учиться, поэтому во время учебы в университете я почти не занималась музыкой. К тому же, я увидела, что биология – это тоже классно, захотела ученым стать. Но у меня ни в какую не получалось, честно говоря. Я ни секунды не жалею, что закончила и бакалавриат, и магистратуру, потому что было правда интересно. Да и вообще это хорошее образование просто в плане бытовых знаний: например, во время пандемии мне страшно не было, я понимала, что да как, знаний о своем теле у меня тоже в результате побольше, чем у обычного человека. И это круто. Но работать по специальности у меня не получилось: это совершенно не мое, хотя тоже творческая работа. Поэтому после двух неудачных попыток я решила получше выучить Python и стала работать разработчиком.

Вот тут возвращение в музыку и случилось: я «отъелась», стала оглядываться по сторонам и решила найти себе педагога по вокалу в Москве. Так я познакомилась с Анастасией Балахниной, которая вернула мне веру в себя и толкнула пойти на Главмосджем в клубе Алексея Козлова. Я помню свое недоумение: где я, а где один из лучших джазовых клубов мира? Но я пересилила себя, заявила песню и пришла. И все, пропала: оказалась в музыкальной тусовке, захотела улучшать качество своих выступлений и выпускать свои песни. На Главмосджеме я познакомилась с Лейлой Челях, известной джазовой певицей, которая сейчас является моим педагогом. Мы продолжаем работать над моим звуком, она очень поддерживает меня во всех моих артистических начинаниях. Вообще, у всех артистов есть педагог по вокалу, просто об этом почему-то не принято говорить, а зря: они делают очень большую работу! Я считаю, артист – это 50% собственного труда и 50% труда его команды, в первую очередь – педагога.

Vera Pisareva

Поддерживает ли тебя семья? Расскажи немного о ней.

Vera Pisareva: Я выросла в обычной, не музыкальной семье в Сарове. Именно родители заметили мою тягу к музыке. В 3 года моей любимой песней была «Ветер с моря дул», я могла встать посреди улицы, только ее услышав, и начать петь. Родители решили с этим что-то делать и отдали меня учиться вокалу, так что это была их инициатива. Я тогда была еще слишком маленькая, чтобы принять такое решение. Родители всегда гордились, например, когда я привозила с конкурсов призовые места, когда хорошо выступала. Я всегда чувствовала их поддержку. Но когда встал вопрос выбора профессии, они все же настояли, чтобы я музыку бросила. Не осуждаю их: все же в глубинке в то время люди, которые не «варятся» в музыкальной индустрии, могли плохо видеть перспективы. Сейчас мама слушает все мои песни, высказывает свое мнение. Ей не все нравится, она со мной строга в этом плане! Кажется, ее успокаивает то, что она знает, что я заработаю себе на жизнь при любых обстоятельствах, и перестала так сильно тревожиться. Еще у меня есть брат, у нас с ним большая разница в возрасте – 14 лет. Он еще учится в школе, вроде не определился, кем хочет стать.

У меня есть муж, он программист. Кстати, именно глядя на него, я и выучила получше язык программирования, когда встал вопрос заработка. Он всегда меня поддерживал во всем, и в музыке тоже. Он редко ходит со мной на выступления, потому что он вообще не публичный человек, стесняется быть в толпе. Но мы это исправим! Я думаю, со временем он освоится, просто пока не привык к музыкальной тусовке.

Сейчас ты выпустила уже 3 песни. Помогает ли тебе кто-то в работе над песнями или ты пишешь их сама?

Vera Pisareva: Мне приходит в голову какой-то мотив, который классно бы прозвучал, если его спеть. Я его развиваю, пишу текст, накладываю на гармонии. Сейчас у меня действительно 3 песни. «There’s Nothing» о любви, в которой есть место дружбе. «I Know We Can Go Through This» о людях, страдающих ментальными заболеваниями. «In My Bed» о разбитом сердце и обретении через это самоценности.

Vera Pisareva

Честно говоря, сначала у меня был синдром самозванца: я чувствовала себя не в свой тарелке, потому что мне казалось, что все от идеи до продакшена должна уметь сама. Но потом подумала, что как раз все мои (и не только мои, а по всему миру) любимые песни создавались в команде несколькими людьми. Иногда даже разные люди писали текст и музыку, а что над саунд-дизайном работает отдельный человек – это вообще, можно сказать, традиция. Поэтому сейчас у меня нет никаких сомнений на этот счет: лучшие произведения создаются в команде, и это мировая практика.

Со своей командой я познакомилась как раз через Главмосджем: с бас-гитаристом Александром Гусаровым мы сыграли песню, и он предложил мне записать свой материал. Я подумала, почему бы не попробовать? Все равно ведь он лежит, как будто в стол написала. Мы приехали домой к его брату Милану Боброву, который занимается сведением, мастерингом, играет на клавишах, и записали мою первую песню «There’s Nothing». Да, произведение получилось уж очень наивным и светлым, но с другой стороны, почему бы и нет? Пусть о любви будут и добрые песни, а не как кто-то кого-то бросил.

Мне нравится работать с ребятами, да и в команде вообще. Я командный игрок по своей натуре. Я понимаю, что одна голова – хорошо, а две (в нашем случае три) – лучше. Всегда происходит так: я приношу одну идею, а в итоге она трансформируется до неузнаваемости, и результат лучше, чем я бы могла подумать. За это я им очень благодарна.

Как ты выбираешь темы для песен?

Vera Pisareva:
Не то чтобы я сижу и выбираю темы. Такое тоже, конечно, бывает. Но вообще я разрешаю себе писать на любую тему, которая меня почему-то волнует. Из того, что ты напишешь дома, до записи демо дойдет в лучшем случае половина, а до финального результата – половина от этой половины. Поэтому я думаю, писать надо на все темы, которые приходят в голову, а дальше решать, какому произведению дать ход.

Все твои песни на английском языке. Почему ты выбрала для творчества именно его?

Vera Pisareva:
Во-первых, я не закрываю для себя возможность однажды написать песню и на русском языке. Во-вторых, просто я слушаю в основном англоязычных исполнителей. Впервые я попробовала писать песни во время учебы в университете, и это сразу было на английском языке. Они не стоят чьего-либо внимания, но были важны для того, чтобы начать это делать.Просто во время прослушивания англоязычной лирики я стала понимать, какие сочетания слов удачно звучат, а какие – нет. Как на эти сочетания навесить свой неповторимый смысл, как емко выразить свои мысли. Английский язык в плане поэзии очень хорош, звучит отлично. С русским лично я не чувствую такого: наш язык, на мой взгляд, просто создан для того, чтобы на нем прозу писать, потому что он очень текучий. Но, возможно, когда-то я буду слушать русскоязычную музыку и начну писать по-русски, кто знает. Но это точно будет соул и нео-соул.Вообще, я думаю, что если человеку понравилась музыка, то он может подойти к ее прослушиванию серьезней и пойти переводить текст. Поэтому думаю, что текст не должен быть глупым, но в моем случае главное – это все-таки музыка.

Vera Pisareva

Ты работаешь не в мейнстримном жанре — соул. Каким людям чаще откликается твоя музыка? Как ты представляешь своего слушателя? Есть ли у тебя желание выделиться и «сломать» стандарт, по которому большинство слушает поп, хип-хоп и рок?

Vera Pisareva:
Я думаю, моя музыка откликнется всем, кто ценит в первую очередь специфическую манеру исполнения: соул вообще характеризуется большой эмоциональностью, если не сказать, экзальтированной манерой исполнения. Вот за этим люди обычно и идут слушать этот жанр. Я, правда, люблю играть на контрастах: петь спокойно, а потом поддать вокальных акцентов. Это работает вообще всегда. Поэтому я думаю, моя музыка понравится тем, кто любит отражение эмоции в музыке прежде всего.

Желание выделиться у меня, конечно, есть, иначе я не артист. Я вообще считаю, что вокалистам не возбраняется желать внимания: по-другому ты просто на сцене не окажешься. «Ломать» стандарт я не считаю нужным. Как мне кажется, стандарта никакого нет. Разные люди слушают разное. Я еще пока не видела человека, который слушает один и тот же жанр: обычно это набор разного. Например, мой муж любит рэп, но еще он слушает электронную музыку, иногда рок. Я уже вообще не зарекаюсь по поводу жанров: мне может понравиться любая музыка, которая хорошо сделана. Но музыка, существующая в нашем русскоязычном пространстве, мне кажется немного бедной на эмоции, поэтому с помощью соула я бы хотела привнести красок, и в этом вижу свою миссию, как бы высокомерно это ни звучало.

Что для тебя популярность? Была ли у тебя звездная болезнь? Как она появляется у артистов, на твой взгляд?

Vera Pisareva: На мой взгляд, популярность – это когда твои песни звучат в кафе и ресторанах, когда мимо тебя проехала машина, из которой доносилась твоя песня. Когда ты уже не можешь позволить себе собрать маленькую концертную площадку, тебе уже нужна большая. Но я понимаю, что со мной популярность вряд ли случится: все же у нас соул не очень представлен. С другой стороны, может, и получится, потому что для России это, можно сказать, новый жанр.

По поводу звездной болезни мне тяжело сказать. Хочу верить, что у меня ее не было – все-таки не было пока и повода, я начинающий артист. Людей, которые звездной болезнью болеют, я не видела, поэтому пока могу только порассуждать на этот счет. Думаю, что звездная болезнь – это проявление вседозволенности, связанной с популярностью: когда человек думает, что ему можно больше, чем всем остальным, на основании того, что он знаменит. Но это, мне кажется, глупо, потому что слава – это и удача в том числе. Но при этом я считаю нормальным гордиться результатами своей работы, если считаешь, что получилось действительно хорошо. Это абсолютно оправданная гордость и звездной болезнью не является.

Когда говорят «звездная болезнь», я как-то съеживаюсь, потому что у меня ощущение, что говорящий хочет заставить тебя чувствовать себя неудобно. Это может быть просто обзывательством. Я бы использовала слово «высокомерие». Оно как-то лучше отражает действительность, на мой взгляд.

Какие у тебя творческие планы на этот год? Над чем ты сейчас работаешь?

Vera Pisareva:
В этом году я планирую еще как минимум 3 релиза: это будут синглы. Если будет финансовая возможность, то выпущу больше, но пока планирую такое количество. Первый из них планируется уже в апреле, мы с командой активно работаем над его появлением. Также либо в мае, либо уже летом я хочу сделать сольный концерт, уже набрала материал, ищу музыкантов и площадку.

Молодая певица MAKSIUTA рассказала о новом EP «Звездная пыль» и о свой жизни

moskonews

Maxim Zavidia — певец, актер. Интервью с участником Евровидения от Молдовы 2016

Наталья Копнина

Алексей Чадов: «Для безумия ради влюбленности я уже взрослый»

Рулькова Елена

Певица LELA : «Моя жизнь слишком непредсказуема и я не знаю, где окажусь завтра»

Рулькова Елена

Рома Риччи — хочешь быть успешным, работай над собой

Наталья Копнина

Алена Кравец: «Характер — это и есть судьба»

Наталья Копнина